Главная » 2009 » Апрель » 20 » Дукенбай ДОСЖАН: «Молодые литераторы как застывшее озеро»
11:12
Дукенбай ДОСЖАН: «Молодые литераторы как застывшее озеро»
Пауло Коэльо так и не смог открыть для себя Казахстан. Бразильский писатель огорчился, что ему не удалось узнать литературный слог казахских писателей. Как ни странно, но ему вторят сами казахстанцы, которые лучше ориентируются в книжных новинках соседних государств, нежели в тех, что выходят в родной стране. Об этих и других проблемах рассказывает лауреат Государственной премии РК, автор более 40 книг Дукенбай Досжан.

– Дукенбай-ага, наверное, каждый казахстанец знает имена мэтров казахской литературы – Нурпеисов, Ауэзов, Есенберлин... Но имена современных молодых авторов зачастую остаются неизвестными для граждан страны. Где же наши таланты?

– Считаю, что у нас в Казахстане есть сильные кадры – прозаики, поэты. И, сравнивая с Пауло Коэльо и Борисом Акуниным, произведения казахских авторов отличаются лучшим качеством. Но, к сожалению, романы наших поэтов не переводятся даже на русский язык. Мы слегка завидуем писателям из других стран. Взять, к примеру, Пауло Коэльо. Он не пишет лучше наших писателей, но его книги издаются по всему миру на русском, немецком, французском, английском и других языках. Просто его менеджеры очень хорошо работают: он пишет на португальском языке, и его сразу переводят на ведущие языки мира. А у нас что? Никто не переводит, никто не интересуется. В свое время мои рассказы были переведены на 18 языков мира. Но это только благодаря московским издательствам. Мои произведения переводились с казахского на русский, а уже потом на зарубежные языки. Но прямого перевода с казахского на какой-либо иностранный язык у нас нет…

– Получается, что для зарубежных читателей казахстанская литература остается неизвестной?

– Я встречался с Пауло Коэльо, когда он приехал в Казахстан два года назад. Тогда он рассказывал мне, что ходил по магазинам в Алматы в поисках книг казахстанских авторов, переведенных на английский язык. Но он не нашел ни одной. То есть получилось, что для него казахстанских писателей попросту не существует! Я считаю это трагедией. Мы пишем-пишем, издаемся, варимся в собственном соку. Молодые авторы переживают, что они пишут на казахском языке, но их никто не знает. Это как будто застывшее озеро: оно не течет ни туда ни сюда. А ведь нужна динамика как у реки. Литература всегда должна течь к «морю» – к всемирной литературе. А сейчас всё как застывшее озеро.

– А как быть со школьной программой? Включены ли туда произведения современных авторов?

– Очень малое количество. Недавно я видел последнюю хрестоматию для русских школ. В учебник пятого класса включили мой рассказ, а также по одному рассказу Муратбека Саина и Абиша Кекильбаева. В букварь включили отрывок из моего рассказа. Молодых авторов там тем более нет. Это очень мало для того, чтобы русскоязычный читатель познакомился с казахской литературой.

– Между тем в общеобразовательных школах сталкиваются с трудностями преподавания казахского языка: неотработанная методика, мало словарей…

– Я думаю, что не стоит бить тревогу насчет казахского языка. Преподавание языка зависит от индивидуальной методики самого учителя.

– Почему же большая часть детей либо совсем не владеет, либо плохо знает казахский язык?

– По моему мнению, все исходит и зависит от семьи. Если родители разговаривают на родном языке – он легче осваивается. Но если родители общаются дома на другом языке, то это уже отрицательно влияет на детей. К примеру, я работал директором музея в Национальном банке в течение шести лет. Там трудились около 1000 человек, в основном молодые люди. Из них около 90 процентов казахов не знают или не могут разговаривать на казахском языке. Хотя они записываются на ежедневные курсы, слушают лекции. Но, когда я спрашивал и интересовался у них, почему так происходит, они отвечали, что дома родители общаются между собой на русском языке. Поэтому вину надо искать в той среде, где человек находится и живет.

– Как вы думаете, стоит ли проводить в стране «принудительное» изучение казахского языка?

– Я думаю, что это нужно. По моему мнению, казахи должны в своем очаге, в своей семье разговаривать на родном языке и воспитывать детей на казахском языке. Но, если пойти на государственную службу, то, чтобы подняться по карьерной лестнице, надо также владеть казахским языком. Это требование. Ведь и время уже пришло. Сколько лет прошло с момента, когда вводился Закон «О языках»? А движения еще мало. Хоть это и принудительные меры, но они нужны.
Гулшат СУЙНДЫК
Источник
Категория: Интервью | Просмотров: 1310 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5