Главная » 2009 » Декабрь » 11 » Язык – как сундук. Иногда его приятно открыть
16:04
Язык – как сундук. Иногда его приятно открыть
Год назад распоряжением Главы РК Владимира Торлопова 2009-й был объявлен Годом коми языка. Предполагалось, что в течение всего года в республике пройдут различные мероприятия, направленные на популяризацию коми языка и коми культуры. И, действительно, мероприятия прошли.

 Если дословно перевести с коми название ведомства, получится «Агентство РК, подающее новости и печать»

Сухановские чтения», республиканская конференция, посвященная 125-летию со дня рождения первой коми детской писательницы Агнии Сухановой, научно-практическая конференция «Современные тенденции языкового и этнокультурного образования», республиканский семинар по современным образовательным технологиям в области обучения коми языку для педагогов сельских дошкольных образовательных учреждений и многие-многие другие.

Правда, помогло ли все это коми языку – большой вопрос. Коми язык губят не отсутствие конференций и семинаров, а два других обстоятельства. Это норма об обязательности его изучения в школе и естественные процессы, с которыми сталкиваются все языки народов, проживающих на территории, где господствует более распространенный язык, в данном случае русский.

Кратко напомню историю вопроса. Еще в 1993 году в республиканском законе «Об образовании» было введено обязательное изучение коми языка, но долгие годы эта норма оставалась недействующей, поскольку не было условий для ее выполнения: не хватало учителей, учебников, методических пособий. Наши законодатели осознали этот факт и в 1998 году внесли поправки в закон, предусматривающие переходный период продолжительностью в семь лет. Он начался в 2000 году и закончился в 2007-м. То есть, по мнению депутатов, сегодня все условия для сохранения и развития языка созданы.

В 2004 году Конституционный суд (КС) Республики Коми рассмотрел вопрос о соответствии этой нормы закона «Об образовании» Конституции РК и признал ее соответствующей. После этого КС принял определение, в котором разъяснил, что это значит: «…обязательное изучение коми языка в образовательных учреждениях основного общего образования должно вводиться при наличии соответствующих условий для качественного обучения».

В результате судьи КС невольно создали ловушку, в которую угодил коми язык. Под «наличием соответствующих условий», очевидно, надо понимать материально-техническую базу и кадровый состав школ, где ведется преподавание коми языка. Но на практике получается следующее: если из сельской школы увольняется учитель коми языка, то исчезают условия для качественного обучения. Если исчезают условия, отменяется и сам предмет. А если нет предмета, то и нет необходимости искать учителя для его ведения. Ни с каким другим предметом такой фокус не пройдет, если в школе не будет учителя физики, то его рано или поздно найдут.
Бывший сыктывкарец, социолог Владимир Ильин, ныне работающий в Санкт-Петербурге, описывает этот феномен так: «Преподавание коми языка постепенно сокращалось в послевоенные годы, начался неумолимый процесс свертывания коми школ. Родители отказывались отдавать своих детей в национальные общеобразовательные учреждения, поскольку было очевидно, что русский язык больше пригоден для жизни с точки зрения получения образования, карьеры, мобильности на всей территории СССР.

Сокращение числа людей, хорошо знающих коми язык, сужало сферу его применения, делало его менее полезным. Изучение коми языка стало делом добровольным. В результате дети, которым преподавали его в школах, получали дополнительную нагрузку. Причем в том возрасте, когда не приходится говорить о развитом национальном самосознании. Это стимулировало желание многих избавить своих детей и себя от лишнего бремени.

Для того чтобы остановить эту трагическую для коми народа тенденцию, сторонники возрождения коми языка считают необходимым ввести его изучение как обязательное для всех школьников, независимо от их национальной принадлежности. Такой способ решения проблемы породил ряд негативных последствий. И стал попыткой решить внутреннюю проблему коми народа за счет навязывания остальному населению изучения нефункционального для него языка. Получится, что русским, проживающим в Республике Коми, будут преподавать коми язык в больших объемах в ущерб другим предметам. А коми дети будут вынуждены учить свой родной язык в одной массе с теми, для кого он абсолютно чужд, что явно не принесет никакой пользы».

Что касается естественной стороны вопроса, то языки, как и многое другое, имеют свое начало и конец. С вхождением Коми края в состав России развитие коми языка практически прекратилось. Слова, востребованные в процессе технического и общественного прогресса, не возникали в недрах языка, а заимствовались из русского. Коми в этом плане – не исключение, такие же процессы происходят по всей России, в других многоязычных странах.

Бороться с этим явлением можно, но сложно. Надо создать устойчивые социальные группы, заинтересованные в сохранении языка. Пусть не как средства общения, но как некоего «бабушкина сундука», который иногда приятно открыть и прикоснуться к хранимым там вещам...

Помог ли Год коми языка коми языку?

Евгений Рожкин, руководитель департамента национальной политики РК:

- Мы не ставили перед собой задачу резко улучшить положение коми языка. Мы хотели привлечь внимание к существующей проблеме. Было проведено 60 плановых мероприятий. Проходили конференции, выходили учебные пособия и мультимедийные издания. Телеканал «Коми гор» транслировал мини-ролики, в которых известные люди обращались к жителям республики на коми языке. Так что поставленную задачу мы выполнили: престижность языка подняли.

Валерий Марков, заместитель председателя Государственного Совета РК:

- Пока рано подводить окончательные итоги. Ещё предстоит осуществить до конца года ряд проектов, сейчас не буду о них распространяться. Сам факт учреждения Года коми языка – событие в жизни республики. Этот год подарил несколько событий, которые можно записать в актив. Например, Национальный театр драмы, об открытии которого столько говорилось, наконец-то сдан. Или внедрение коми-русского разговорника для мобильных телефонов. Ну и, конечно, постановка национальной оперы «Куратов». В общем, считаю, что Год коми языка, конечно, помог развитию коми языка.

Роза Коновалова, учитель коми языка:

- Я работаю в школе с 2003 года и скажу вам, разница между детьми того времени и нынешними есть. В отношении к коми языку. Раньше они говорили: зачем нам нужен этот язык? А сейчас я вижу, что дети хотят заниматься, более уважительно относятся к коми языку. Да и родители их поддерживают.

Илья Зубов, директор дирекции радиовещания Коми народного радио:

- Коми язык как проявление культуры титульной национальности нашей республики важен не только с точки зрения его сохранения, но и в плане его популяризации среди всего населения. Год коми языка заявил об этом. Но самое важное, на мой взгляд, продолжать работу в данном направлении, сделать ее системной.

Лидия Логинова, народная артистка Республики Коми:

- Безусловно, ощутила. В рамках Года коми языка наш ансамбль «Зильган турун» гастролировал по всей республике чуть более активно, нежели в обычные годы. Но, в принципе, это для нас дело обычное. Мы постоянно живём коми языком. Судя по высказываниям моих знакомых, сделано для развития коми языка очень много. Я горячо поддерживаю это начинание и искренне желаю, чтобы таким был каждый год!

Леонид Лыткин, журналист, председатель общественной организации «Сыктывкар»:

- По большому счёту, этот год, объявленный Годом коми языка, ничего не дал. В его активе нет ни одного более или менее значимого мероприятия, затрагивающего принципиальные вопросы его развития. Между тем в настоящее время в языковой проблематике наблюдается кризис. Лжереформаторы стараются внести в коми язык новые слова, непонятные большинству населения.
Дмитрий Борисов
Источник
Категория: Новости языков | Просмотров: 926 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5