Главная » 2009 » Декабрь » 31 » В Казани мало клоунов
11:51
В Казани мало клоунов
В уходящем году Татарстан «прославился» на всю Россию, главным образом, абсурдным уголовным делом против журналиста и блогера Ирека Муртазина да митингом радикальных националистов с лозунгами вроде «Запретим русский язык в образовании». Об этих и других итогах 2009-го и прогнозах на будущий год рассказывает «Росбалту» профессор кафедры социальной и политической конфликтологии КГТУ, доктор политических наук Сергей Сергеев.

- Что бы вы назвали главным итогом уходящего года для Татарстана и для России в целом? Каково самое яркое, запомнившееся вам событие?

- Год назад, выступая на юбилее кафедры политологии КГУ, я говорил о начале финансового кризиса как о главном событии 2008 года. Пожалуй, главным событием для Татарстана в 2009 году стало преодоление – по крайней мере, частичное, — последствий этого кризиса. Для внешнего наблюдателя оно было поистине феерическим: в июне приняли бюджет с дефицитом, урезав в нем все возможные расходы, а в декабре этот бюджет было не узнать – добавилось 45 млрд рублей. Алексей Константинович Толстой писал по сходному в чем-то поводу (по поводу войны, не кризиса): «Казалося, ну, ниже/ Нельзя сидеть в дыре,/ Ан глядь: уж мы в Париже,/ С Louis le Désiré». А второе значительное событие было настолько тихим, настолько кулуарным, что его заметили и не все эксперты. Это принятие принципиального решения о том, что действующий президент РТ Минтимер Шаймиев сохранит свой пост (вероятно, это произошло в ноябре, во время встречи Путина с Шаймиевым). И хотя сам акт наделения полномочиями Минтимера Шаймиева на новый срок еще не состоялся, он, думаю, предопределен.

- Как вы считаете, почему федеральный центр снова пошел на этот шаг? Есть ли шансы у других кандидатов (председателя правительства Рустама Минниханова и главы Госсовета РТ Фарида Мухаметшина) и кто из них предпочтительнее?

- А почему федеральный центр не должен был идти на этот шаг? Все тихо, спокойно, федеральные средства осваиваются с большим эффектом, и по критериям оценки, установленным Москвой, наш президент работает много успешнее своих коллег. А шансы есть и у Минниханова, и Мухаметшина, и, думаю, еще кое у кого — но лет через пять. Впрочем, у многих нет и таких шансов. Когда председателя госсовета РТ Фарида Мухметшина руководство «Единой России» упрекнуло, и, думаю, вполне справедливо, в том, что в предложенном списке из трех кандидатур нет русских фамилий, он заявил, что русскую кандидатуру ему не позволяет вносить конституция РТ, поскольку «кандидат в президенты должен знать два государственных языка. Как цитируют Мухаметшина журналисты: «На вопрос «Неужели у вас таковых нет?», я сказал, что есть. Но относительно тех, кого я знаю — кто владеет и русским и татарским языком — у меня нет уверенности, кто-то из них будет хорошим настоящим  президентом, дееспособным, работающим».

- Преодоление экономического кризиса – задача тактическая, а не стратегическая. Как вы считаете, не обедняет ли российскую политику нацеленность татарстанского и федерального руководства на решение почти исключительно тактических задач?

- Вопрос можно поставить шире – почему региональная элита занимается решением преимущественно тактических задач? Дело в том, что если ставить задачи стратегические, то даже их постановка, на мой взгляд, поднимает проблему изменения политической системы республики и ротации нынешней правящей элиты. Нет уж, скажет элита сквозь зубы, пошла она куда подальше, этакая стратегия… Нынешняя организация управления экономикой в республике – это «экономика для своих», напоминающая автаркичное патриархальное хозяйство, при которой ключевые посты заняты родственниками или проверенными людьми, а все чужаки априори воспринимаются как потенциальные воры, способные лишь к расхищению и растаскиванию нажитого непосильным трудом добра. Она имеет некоторые преимущества, однако по мере усложнения мирохозяйственных связей, производственных процессов и цепочек все более и более будет становиться архаичной.

- «Дело Муртазина», обвинявшегося в разжигании вражды и ненависти в отношении «социальной группы власть», закономерно завершилось осуждением бывшего пресс-секретаря главы республики. В его защиту, несмотря на то, что Ирек был настоящей «звездой» жж-сообщества kazan, выступил лишь с десяток казанских «неформалов» да журналистов. Чем вызвана подобная пассивность гражданского общества? Каково значение «дела Муртазина» для общественной жизни республики?

- Немного странно слышать такой вопрос – как будто гражданское общество у нас в одних случаях активно, в других нет… Это общая ситуация: советское общество, ставшее в немалой мере в 1980-е годы антисоветским, разложилось, люди заняты своими маленькими индивидуальными проблемами. И не потому, что чего-то боятся, а потому, что научены горьким опытом: гражданская активность во многих случаях, если не в большинстве, ведет к ухудшению ситуации. Так уж сложилась российская история. Возникли гражданские движения, рассуждает простой человек, и развалился СССР, начались межэтнические конфликты. Поднялись шахтеры на забастовки –  развалилась угольная промышленность и т.п. Конечно, здесь взаимосвязь не такая прямая, но рядовому гражданину она кажется совершенно ясной и очевидной. Поэтому, чтобы не случилось еще хуже, он будет сидеть тихо и сопеть в две дырочки. Кроме того, друзья Муртазина, возможно, опасаются повредить пересмотру дела.

Дело Ирека Муртазина, конечно, совершенно сюрреалистическое, кафкианское. Для любого грамотного социолога и политолога ясно как дважды два, что власть – это не социальная группа, это отношение между двумя субъектами (Р. Даль: «А имеет власть над Б настолько, насколько может заставить Б делать что-то, что Б не стал бы иначе делать»), а также политический институт. Социальной же группой является элита – но этот термин не употребляется в книге Ирека Муртазина, к тому же обвинение в разжигании ненависти по отношению к элите, знаете ли, еще более скандально…

Что же касается самого бывшего пресс-секретаря… Это просто фантастический случай, das ist fantastisch… Эта самая «социальная группа власть» с упорством, достойным лучшего применения, выковывает из обычного, в сущности, человека (с авантюрной жилкой, конечно) далеко не рядового оппозиционного лидера. Портрет Муртазина, стилизованный под известный портрет Че Гевары, начинают печатать на майках. А я всё вспоминаю слова Анны Ахматовой об Иосифе Бродском – какую они делают ему биографию! В ближайшей перспективе Иреку Муртазину, вполне возможно, присудят какую-нибудь премию за журналистское мужество, а в более отдаленной – кто знает… Че Гевару в декабре 1957 года, когда он появился на Кубе, тоже мало кто знал. Я не питаю симпатий к нынешней элите, но жить в республике, которой правит Ирек Муртазин, я бы тоже, честно говоря, не хотел. А ведь они этого добиваются, и, может быть, добьются.  Деревенские – они упорные, как говорили про нашу элиту (но стратегически мыслить не хотят, как уже говорилось чуть выше).

Я много занимался оппозицией, политической оппозиции посвящена моя докторская диссертация, и должен сказать следующее. Когда начинают преследовать какую-то фигуру из оппозиционного лагеря, то случается так, что после прохождения определенного рубежа, точки омега, все нанесенные удары рикошетом начинают возвращаться по тому, кто их наносит. Вспомните Бориса Ельцина – если бы тупоголовые партократы не травили его, он не стал бы президентом России. Так было и с Александром  Солженицыным, и с Лехом Валенсой, и с аятоллой Хаменеи. Элита ведь этого не понимает, не хочет понять, обычно пропускает эту точку, и всё… По-человечески я желаю Иреку Муртазину как можно скорее выйти из тюрьмы, потому что это не место для нормального человеческого существования. Но скорейший выход его из тюрьмы, как это ни парадоксально, в интересах и тех, кто его туда отправил. Нельзя же так мыслить: закрыли человека в СИЗО – и нет проблемы. Это страусиная позиция, в конце концов.

- Отмечая в октябре день памяти защитников Казани, взятой Иваном Грозным около 450 лет назад, татарские радикальные националисты в очередной раз потребовали «независимости» Татарстана, а заодно «запрета русского языка в образовании» и т.д. Из каких соображений руководство республики разрешает подобные мероприятия? В Москве, обладая достоверной информацией об исчезающей малой степени поддержки в РТ подобных взглядов, давным-давно «не ведутся» на заявления о том, что шовинисты, мол, страшная сила, и лишь нынешние власти умеют ее сдержать…

- Просто скучно, наверное, в Казани мало клоунов… Элита и стремится обеспечить народ бесплатными зрелищами. Если же серьезно, татарские этнонационалисты сейчас ни для кого не представляют угрозы и никого не представляют – почему бы не дать им побалаганить? Вот если бы они представляли угрозу или бы у них была массовая социальная поддержка – тогда другое дело.

- Недостаточное аналитическое обеспечение внутренней политики руководства РТ, в общем-то, очевидно всем. Казанский Кремль не понимает важности своевременной аналитической работы или его устраивает существующий уровень? К чему это может привести?

- Официальная аналитика нередко является слегка измененной версией позднесоветских общественных наук – истории партии, научного коммунизма… Они не анализируют действительность, а обосновывают генеральную линию партии, мудрость руководства, непоколебимо, как утес, стоящего в океане кризиса. А за нелицеприятную аналитику у нас сами знаете как и чем платят.

- Каков ваш прогноз на будущий год – будет ли он лучше, хуже или такой, как и уходящий, и почему?

- Да таким же он будет, как прошлый год, и как позапрошлый – ночь, улица, фонарь и далее по списку.

Записала Яна Амелина
Источник
Категория: Новости языков | Просмотров: 964 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5