Главная » 2008 » Ноябрь » 12 » Язык в эпоху смайликов
14:31
Язык в эпоху смайликов
Когда за рубль станут давать 35 евро, русский начнет учить вся Европа...
Юрий Прохоров: Происходит объективный, небуйный рост интереса к русскому языку.
Вновь становясь одним из мировых перекрестков, Урал все больше ощущает на себе и проблемы большого мира.

Одна из них - сохранение и развитие русского языка как того общего, что соединяет каждого из нас и все огромное пространство русской, российской культуры.

О процессах в этой сфере "РГ" расспросила одного из ведущих отечественных лингвистов, ректора Государственного института русского языка имени А.С.Пушкина Юрия Прохорова, который побывал в Екатеринбурге на международной конференции славистов.

Какие русские слова

РГ: Считаете, что волноваться по поводу засилия иностранных слов не стоит?

Прохоров: Нет. Что надо - останется, что не надо - быстро исчезнет. Но иногда мы начинаем ими злоупотреблять. На днях, например, из фонда "Русский мир", задачей которого является популяризация русского языка, я получил приглашение стать модератором одной из встреч. Между тем на Руси такой человек отродясь назывался ведущим.

С другой стороны, вновь созданную в 90-е годы Государственную Думу назвали русским словом. Хотя "спикер Государственной Думы" звучит забавно…

РГ: Сегодня одна из фирм Екатеринбурга очень активно делает рекламу под Маяковского "Окна РосТА"…

Прохоров: И журнал фонда "Русский мир" использует шрифт того периода…

РГ: Явно ориентируются на ностальгию определенного слоя людей по советскому обществу...

Прохоров: Естественно! Все-таки основная масса населения России - воспитанники того времени. Я сам прожил в нем большую часть своей жизни и не могу сказать, что это была самая плохая часть… Но эта ностальгия сегодня определенным образом культивируется и в некоторых молодежных движениях. Особенно если они знают про позднее советское время только то, что тогда докторская колбаса была по два двадцать…

РГ: Однако и некоторые руководители Свердловской области время от времени по-прежнему говорят о трудовых вахтах и подарках к какому-нибудь юбилею. Хотя экономический механизм совершенно изменился…

Прохоров: Руководители области, как и многие другие, - тоже выходцы из советской эпохи. Конечно, это в чем-то проявляется. Всегда манипулируют при помощи каких-то речевых оборотов. Не случайно в некоторых бывших союзных республиках главным предметом политической борьбы в период становления независимости стал именно русский язык. Одни, власти предержащие, говорят о давнем ущемлении родного языка, причем часто сами слабо его зная. Другие в ответ выводят на улицы школьников…

Лично я считаю, что граждане должны знать государственный язык своей страны. Кстати, в новых государствах Балтии многие по-прежнему учат русский.

РГ: А в других?

Прохоров: По-разному. В Армении и Азербайджане, например, нормальная ситуация. Там русского языка ровно столько, сколько его надо гражданам и государству для общения с соседями и с Россией.

Украинская ситуация, очевидно, сложнее. В Казахстане очень многие русские отдают детей в школы с казахским языком обучения, а казахи - в школы с русским языком обучения. То же, насколько я могу судить по своим хорошим знакомым, происходит в Литве.

Язык экономического общения

РГ: Одно время казалось, что русский язык никому в мире не нужен. Что происходит сейчас?

Прохоров: Происходит устойчивый, разумный, объективный, небуйный рост интереса к русскому языку. Сейчас в нашем институте самый большой контингент - польские экономисты, которые со временем поняли, что для нормального существования в европейской экономической сфере им нужно знать русский и английский. Венгры - то же самое. Русский - язык экономического общения.

За экономистами поехали юристы… В порядке шутки и не только  я обычно говорю: если в какой-то стране на курсы русского языка пойдут полицейские, значит, русский язык в этой стране закрепился. Объективная потребность.

Уж как учили русский во Вьетнаме! Но мы бросили Вьетнам, и система рухнула. Сейчас начинают создаваться совместные предприятия - опять интерес к русскому языку пошел! То же в Болгарии. В Испании открыли курсы при Российском центре науки и культуры и в Мадриде, и в Барселоне - идет народ...

РГ: То есть не только прежний соцлагерь…

Прохоров: Да. Везде, где создается потребность в языке. Так же сейчас и у нас: попробуй нашим детям в школе не дай иностранный язык. Они возмутятся - как? Это нормальная составляющая моего будущего существования!

Жизнь по конспекту

РГ: Считаете ли вы, что и нынешние граждане России плохо знают русский язык?

Прохоров: Объективные условия нашего существования сегодня таковы, что мы должны получать и передавать информацию куда быстрее, чем раньше. Кроме того, мы иногда культуру владения языком оцениваем по тому, правильно или нет человек расставляет запятые. Могу предложить вам посмотреть свой студенческий конспект, написанный в то время, когда, считается, уровень знания языка был выше. В этом конспекте знаки препинания вас наверняка интересовали лишь для обозначения последовательности рассуждений - что из чего вытекает, как мысль строится. Лично я любил точки, тире и двоеточия.

РГ: Скорость жизни увеличилась настолько, что язык стал конспективным?

Прохоров: В определенной степени да - в некоторых формах его проявления. Кроме того, в переписке по электронной почте вы используете смайлики, еще какие-нибудь значки. То есть заменяете один синтаксис немножко другим, приближая письмо к разговорной речи, где улыбка и слова вполне сочетаются.

Опять же масса заимствованных и вновь возникших слов сильно разбавила нормы, установленные еще в 1956 году. Утвержденные модели стали расплываться. Была идея все унифицировать, но потом поняли, что в связи с этим возникнут такие расходы, что не хватит никакого Стабфонда. А вот словари потихонечку меняются. Сколько, например, в свое время бились с этим несчастным "кофе" - уже лет пятнадцать как в орфоэпических словарях написано: "допустимо средний". Потому что никаких формальных показателей за то, чтобы это был чисто мужской род, нет.

Вообще норма - это выявление наиболее устойчивой модели нашего словоупотребления. С точки зрения филологии, со временем нормой может стать и ударение "звОнит"...

РГ: То-то Урал обрадуется…

Прохоров: Оказавшись в армии, я с изумлением узнал, что 80 процентов парней (я служил в авиации) говорят не "шлем", а "шлём". А потом, кто сказал, что Москва и Петербург в этом плане законодатели? Это ведь далеко не вся Россия.

Россия поможет

РГ: Вернемся к русскому языку за рубежом. Кого больше на курсах русского языка, которые там открываются: детей эмигрантов или аборигенов?

Прохоров: Пока что в каждой стране больше, скажем так, представителей титульной нации. Однако все больше проблем ощущает и диаспора. Дети говорят по-русски, но тоже начинают отрываться от культуры. Поэтому родители просят, например, снабдить их детскими сказками - мол, не можем нигде купить, а сами тоже стали забывать.

В Барселоне впервые услышал и о еще одной проблеме. Испанцы очень активно усыновляют российских детей. И вот приемные родители просят: поучите нас немножко, дайте учебник, чтобы мы могли поддерживать у ребенка русский язык, общаться с ним по-русски.

РГ: Получается, что русский мир, связываемый русским языком, сохраняется и даже расширяется?

Прохоров: Он резко сузился после всех событий 80-90-х годов, когда во многих странах ликвидировали обязательное изучение русского языка. Но он, безусловно, остается и развивается. И чем более сильной экономически и политически станет Россия, тем активнее пойдет это развитие. А уж когда за рубль станут давать 35 евро, русский начнет учить как минимум вся Европа...
Андрей Расторгуев
Источник
Категория: Интервью | Просмотров: 983 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5