Главная » 2008 » Апрель » 16 » Русский язык, как ни странно, важен не только для русских
09:55
Русский язык, как ни странно, важен не только для русских
Институт Пушкина помогает русскими детям не забыть родной язык, а также способствует тому, о чем сегодня нередко забывают — дает возможность эстонцам знакомиться с русским языком и русской культурой. При этом показательно, что интерес к русскому языку со стороны эстонцев растет.
Мы побеседовали с руководителем института, доктором философских наук профессором Андреем Красноглазовым.
– Профессор Красноглазов, ваша организация, что называется "на слуху". Но не могли бы вы подробнее рассказать о деятельности Института Пушкина.
– Институт Пушкина — недоходное учреждение Эстонской Республики, основной деятельностью, которого является популяризация и поддержка русского языка и литературы в Эстонии, обучение, подготовка и проведение экзаменов на получение международных сертификатов государственного образца России (TORFL), прием экзаменов для получения гражданства России, проведение языковых курсов, научно-методических семинаров для преподавателей-русистов. Особняком стоит Воскресная школа при Институте Пушкина и общественная организация Республиканский педагогический совет по русскому языку, который объединяет руководителей региональных организаций учителей-русистов.
– Когда была создана и на что существует ваша организация, кто ее финансирует?
– Организация был создана около 10 лет назад на голом энтузиазме русских филологов и называлась тогда Языковой центр "Пушкин", пока в прошлом году не доросла до уровня института. В своей профессиональной и общественной деятельности мы очень похожи на Институт Гете, Институт Сервантеса, Британский совет. Разница только в том, что названные выше организации финансируются из бюджета соответствующих государств, а Институт Пушкина существует на "подножном корму", зарабатывая себе на жизнь исключительно преподаванием русского языка эстонцам и иностранцам.
Ни в начале деятельности, ни сейчас какого-либо базового финансирования у нас нет, т.е. мы существуем на основе самоокупаемости. Впрочем, определенные наши проекты поддерживаются посольством России в Эстонии, за что ему искренняя благодарность.
— Профессор, а что сейчас, по вашему мнению, требует повышенного внимания профессионалов в сфере преподавания русского языка и литературы, русскоязычного образования?
– Проблем более чем достаточно. Начиная от реформы русской школы и заканчивая проблемами в сфере высшего образования. Но заострить внимание мне хотелось бы на ситуации с русскими детьми в эстонских школах. Эта тема и большая, и больная.
Все больше русских родителей по тем или иным причинам отдают своих детей в эстонские школы. Между тем не все понимают, что русский язык как родной им преподавать не будут. Как правило, такие ребята в дальнейшем не умеют писать, плохо читают (если читают) по-русски, должным образом не знают родной культуры, истории. И, по мнению Министерства образования и науки Эстонии, количество таких ребят постоянно растет. Специальной программы для них пока не существует. Безусловно, во многих эстонских школах изучают русский язык, но как иностранный, — т.е. начинают его учить с алфавита и постановки произношения. Более того, как правило, с 6-го класса. Как правило, русским ребятам учителя дают на уроках индивидуальные задания. Однако зачастую просто отпускают, чтобы не мешали работать.
Институт Пушкина давно занимается этой проблемой, и выход для таких ребят видится один — брать уроки родного языка, литературы, культуры, развития речи. Это может быть и частный репетитор, а может быть Русская воскресная школа в нашем заведении. Кому что по карману. Многие родители пытаются заниматься сами, однако, как правило, это делается урывками и не дает должного результата.
— Что еще, как вам кажется, требует пристального внимания?
– Ну, скажем, ситуация с государственным экзаменом по русскому языку в эстонских школах. Члены нашего Республиканского педагогического совета по русскому языку, многие учителя неоднократно высказывались в том смысле, что этот экзамен следовало бы заменить экзаменом (тестом) по русскому как иностранному — TORFL. С одной стороны, он легче государственного, с другой — дает в руки выпускнику гимназии реальный международный документ.
С госэкзаменом по русскому интересная ситуация. Как правило, его выбирают русские или ребята из смешанных семей. Вроде как сдать легко, и одним экзаменом меньше. И потому экзамен постоянно усложняют, забывая, что сдают его не только русские, но и эстонцы. А в результате усложнения экзамена эстонские учащиеся теряют мотивацию к его сдаче.
Выход видится в том, как, например, сделали с немецким языком. Учащийся может выбрать между государственным экзаменом и экзаменом на сертификат Института Гете. Сдача на последний приравнивается к госэкзамену. А чем русский или французский язык хуже?
– А TORFL — это что-то типа TOEFL?
– Да, дословно это "тестирование по русскому как иностранному". Сдавший получает в Институте Пушкина государственный документ России международно-признанного образца. Институт Гете, Британский совет и др. также представляют национальные системы тестирования и проводят подобные экзамены на сертификаты. Смысл получения такого документа сводится к тому, чтобы подтвердить свое знание соответствующего иностранного на определенном уровне. Что это дает? Главное — повышает конкурентоспособность при устройстве на работу. Ведь одно дело оценка в аттестате, а другое — документ международного стандарта, имеющий признание во всем мире. Тем более, его можно вложить в свой т.н. "языковой портфель" и использовать как дополнительный козырь.
– Это понятно. А что, например, конкретно дает такой сертификат, какой уровень можно считать приемлемым?
– Конкретно, скажем, если вы сдали на уровень B1, а это довольно серьезный уровень, то можете поступить в любой российский вуз без сдачи экзамена по языку. Как правило, мы тестируем более 50 человек в год, и количество желающих растет. Костяк составляют учащиеся Реальной школы, где традиционно очень сильное преподавание русского языка. Ребята обычно сдают на уровень B1.
– И кто-то из эстонских учащихся поступает в российские вузы, есть желающие?
– Да, есть желающие и среди этнических эстонцев. И это очень приятно. Уточню, что квоты на бюджетное (бесплатное) обучение ежегодно выделяются Министерством образования и науки России для поддержки русскоязычных выпускников школ стран Балтии. Однако если кто-то из эстонских ребят выразит такое желание, мы обязательно поможем.
Особенно значимо то, что прием происходит лишь на основе собеседования, без вступительных экзаменов. Как правило, это вузы Санкт-Петербурга и Калининграда. Отметим, что после окончания высшего учебного заведения выпускник может вернуться в Эстонию, другими словами, он не связан никакими обязательствами. В прошлом году Институтом Пушкина и посольством России было отправлено на обучение около 40 школьников. В этом году выделено 50 мест на реальные и гуманитарные специальности. Ознакомиться с условиями приема документов и обучения можно на сайте www.pushkin.ee. Гражданство и национальность значения не имеют — будут рассмотрены все кандидатуры
— Спасибо.
Игорь Кулдмаа
Категория: Интервью | Просмотров: 1495 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5