Главная » 2008 » Октябрь » 24 » Очень хочется понять
10:51
Очень хочется понять
Во время спектакля на незнакомом языке зрителю приходится осваивать гимнастику для глаз или привыкать к наушникам, которые часто ломаются

В фойе театра у вас просят паспорт, мобильный или номерок из гардероба, а взамен выдают приемник с наушником для синхронного перевода. Бывает иначе: перед началом спектакля над сценой или по бокам размещают экраны, куда во время действия будет направлена проекция с титрами (их правильное название «супратитры»). Осенью в Москве международные фестивали идут один за другим, и какой из этих двух вариантов будет выбран, зависит от пожеланий гастролирующего театра. А иногда — и от умения режиссера сделать перевод частью спектакля.

Как будто за рулем

«На гастролях мои спектакли чаще всего идут с титрами, — рассказывает режиссер Евгений Каменькович. — На Западе они используются повсеместно и, мне кажется, действительно меньше отвлекают от действия, чем синхронный перевод». С ним согласен арт-директор Центра им. Мейерхольда Павел Руднев: «Синхрон отмирает. Свет из кабинки мешает темноте зрительного зала, батарейки в приемниках для перевода воруют, сами приемники падают на пол и ломаются, а зрители, у которых они не работают, начинают громко переспрашивать». Впрочем, и титры не идеальны: с одной стороны, дают гарантию относительной тишины в зале, с другой, говорит Руднев, становятся «серьезной гимнастикой для глаз»: «Ты как водитель автомобиля, который через каждые пять секунд должен бросать взгляд в боковое зеркало и зеркало заднего вида, умудряясь еще каким-то образом смотреть вперед».

Монитор для каждого

Сегодня почти во всех крупных музыкальных театрах мира оперные постановки сопровождаются супратитрами с переводом на национальный язык. Однако родился этот способ сравнительно недавно (в 1983 году) в Канадской опере в Торонто. Тогда же экраны для титров, размещенные по бокам сцены или над ней, начали распространяться по всему миру. В нью-йоркском «Метрополитен-опера» этот способ встретил противника в лице дирижера Джеймса Ливайна (на тот момент музыкального руководителя театра), в интервью The New York Times резко заявившего: «Я не могу себе представить, чтобы аудитория не хотела быть прикованной к исполнителю в любой момент действия».

Выход «Метрополитен» нашел в 1995 году, установив одну из самых технологичных и дорогостоящих систем перевода: небольшие экраны здесь вмонтированы в спинки кресел, а зритель может выбрать язык, на котором хочет читать текст. Оборудование обошлось в $2 млн, а технология электронных либретто со временем стала привычной и в европейских театрах: Венской опере, миланском «Ла Скала», лондонском «Ковент-Гарден».

В Мариинский и Большой супратитры пришли в середине 1990-х, когда оперы начали исполняться на языке оригинала. В обоих театрах экраны расположены по бокам сцены: зарубежные оперы сопровождаются русскими титрами, а с тех пор как в 2002-м открыли Новую сцену Большого, русские оперы там переводят на английский язык.

Объясните детям

Вопрос перевода особенно актуален на фестивалях для детей. «Это одна из причин, почему так часто основу зарубежной программы составляют постановки, где текста либо мало, либо просто нет», — рассказывает директор Международного фестиваля театра для детей «Большая перемена» Мария Кубланова. В тех случаях, когда в спектакле звучит текст, постановщики иногда стараются придумать какой-то ход, чтобы сделать титры или синхронный перевод частью действия.

Так, к примеру, поступили авторы спектакля «Девочка» испанского театра «Титиритран», который приезжал в этом году на Международный фестиваль театров кукол имени Сергея Образцова. «Драпирующая ткань, на которую проецировались титры, была частью декорации. А поскольку действие происходило в детской комнате и замысел заключался в том, чтобы создать мозаику из воспоминаний, титры стали естественным элементом спектакля», — рассказывает заведующая литературной частью Театра кукол им. Образцова Нина Монова.

На «Большой перемене», которая откроется 31 октября, будет использован в основном синхронный перевод: «Опыт прошлого года показал, что дети старше девяти лет хорошо его воспринимают. К тому же им интересно покрутить наушники, разобраться в том, как они работают», — объясняет Кубланова. Однако для малышей стандартные виды перевода не подходят. «В прошлом году, — рассказывает Кубланова, — на голландском спектакле для самых маленьких переводчик находился на сцене вместе с актерами. Для этого нам понадобились дополнительные репетиции, но результат точно того стоил».

Валерий Золотухин
Источник
Категория: Новости перевода | Просмотров: 2133 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5