Главная » 2009 » Февраль » 3 » Школьная сцена не для русского языка
15:30
Школьная сцена не для русского языка
«Александр Сергеевич Пушкин, отрывок из романа «Евгений Онегин»... — вдохновенно начал свое выступление на прошедшем на прошлой неделе межшкольном конкурсе Соломенского района ученик 11-го класса средней школы №22 Александр Пушка. Но на этом месте парня остановило жюри.

     ЭТОТ конкурс проводила районная организация старшеклассников Соломенского района «Лидер» для того, чтобы отобрать шесть самых лучших пар для конкурса ко Дню Святого Валентина. Перед участниками стояла задача — удивить школьников-лидеров, которые тоже сидели в жюри, танцем, песней и театральной постановкой. Попробовать свои силы в конкурсе решила и средняя школа №22, что в Соломенском районе, представлять которую надлежало Лилии Михайловой и Александру Пушке с 11-го класса.
Лилия Михайлова      Вальс разучили, песню Лилия написала сама — и стихи, кстати, на украинском языке, и музыку. А сценку помогала разучивать руководитель литературного кружка школы Алла Гримбель. Пара должна быть классическая, да еще и у конкурсанта фамилия Пушка — как не выбрать Пушкина? Но «Евгения Онегина», как рассказала «ВЕДОМОСТЯМ» сама Лилия, не захотели слушать на русском языке и попросили переводить на украинский... прямо на сцене.
— Саша начал переводить все на украинский язык, но его послушали буквально полторы строфы, а потом сказали, что лучше пускай он читает на русском», — наперебой рассказывала вчера «ВЕДОМОСТЯМ» группа поддержки конкурсантов — десятиклассницы Лена и Марьяна, которые присутствовали на отборочном выступлении.
     Но и на русском Александра недослушали — мол, хотим посмотреть на Татьяну. Естественно, Татьяна, которую играла Лиля, выступала тоже на русском языке. Именно поэтому, как уверяют девчонки, ее выступление тоже не досмотрели до конца.
— На отборочный тур пришло 40 школ, поэтому они и не дослушивали до конца ни одну пару. Это естественная практика для отборочных туров, — разъясняет нам директор этой школы Татьяна Горносталь.
      Однако родители старшеклассников утверждают: после конкурса им не просто заявили, что дети не прошли отбор, а были дисквалифицированы из-за выступления на русском языке. Кстати, не только эта пара пострадала из-за языка — та же участь постигла еще две пары соломенских школьников.
— Изначально никого не предупредили, что конкурс будет на украинском языке, — рассказывает «ВЕДОМОСТЯМ» Лилия Михайлова. А уже потом, по окончанию конкурса, организаторы упрекнули участников — мол, нужно было внимательнее читать условия конкурса на сайте.
     От самого конкурса Лиля и Александр ничего особенного не ожидали — им даже не сказали, какой будет приз для пары, которая победит. Главное для ребят было получить удовольствие от участия. Но от того, как с ними поступили, Лиля и Александр расстроились. Лиля говорит, что отлично знает как украинский, так и русский, и даже английский.
— Мы старались, готовились, — сетует девушка. — А если бы мы Байрона поставили на английском языке, то нас бы тоже дисквалифицировали?
Директор школы Татьяна Горносталь: «Я не представляю, как Татьяна из «Онегина» должна ярко себя вести...»      Но директор школы и ее заместитель не согласны с таким мнением школьников.
— Я в это не верю. Вы где-то видели в Киеве дискриминацию языка? Возможно, где-то в Крыму что-то такое и есть, — комментирует ситуацию директор Татьяна Горносталь. — Я думаю, что пятьдесят процентов участников на конкурсе представляли свои сценки на русском языке. А Лиля и Саша просто не прошли отбор.
      После того, как подавленные ребята вернулись с конкурса, директор звонила инспектору районного управления образования Валентине Гордиенко, которая курирует школьное самоуправление в районе. И инспектор, рассказывала Татьяна Петровна, объяснила ситуацию так: «Члены жюри сказали, что Лиля не играла, а стояла как мумия». То есть, язык здесь ни при чем...
       «Я не представляю, как Татьяна из «Онегина» должна ярко себя вести — головой мотать или в короткой юбке прийти? Это же классика», — размышляет директор Татьяна Горносталь.
      А что жюри? Как выяснили «ВЕДОМОСТИ», в числе таковых, по утверждению одной стороны, были три взрослые женщины, а по сведениям другой, старшеклассники-лидеры. Связаться вчера с руководителями районного управления образования, курирующими этот кункурс, увы, не удалось. А интересно бы знать их точку зрения.

P. S. Беспрецедентный случай, который произошел с киевскими школьниками, очень показателен. Школьники обижены до глубины души — чего-чего, а дискриминации из-за языка явно не ожидали. Ведь в школе, хотя она и украинская, общаются и на русском языке. Дома школьники тоже русским часто пользуются. А как можно было переводить на том конкурсе Пушкина на украинский язык — героям этой истории до сих пор непонятно.

              «Валуевщина» по-украински
   Демонстративный запрет школьникам Соломенского района столицы на сценические представления на русском языке стал очередным горьким плодом языковой политики независимой Украины.

     ТЕМ самым, который с таким «державницьким» подходом у нас культивировали в последние годы в сознании людей «демократические» политинквизиторы, взращивали в школьных и вузовских стенах доморощенные идеологические цензоры. И делали это под лозунгом «языковой защиты» титульной нации.
     Своеобразно делали: отстаивая украинизацию всех сфер общественно-политический и культурно-образовательной жизни, нещадно сокращали школы с русским языком обучения (к примеру, только шесть таких из 452 осталось в Киеве два года назад).
      Циркулярным запретом Миннауки и образования лишила права всех абитуриентов-иногородцев (прибывших пару-тройку лет назад со своими родителями из других, преимущественно, постсоветских стран) сдавать вступительные экзамены в вузы на любом другом, кроме украинского, языке.
     Опять же ведомственным распоряжением наложили табу на защиту прав сограждан в судах на их родном, региональном или широко распространенном (на основной территории страны) языке. Кроме, разумеется, украинского...
     Безусловно, закрепленный Конституцией статус госязыка за украинским требует знание его (во всех формах) школьниками, студентами и чиновниками. И надо признать, страна заговорила «мовою». Но!   Как быть с конституционной нормой (ст. 10): «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств»? И как тогда понимать соломенских «гонителей» огромного и общего для нас пласта славянской культуры?
       Изучать в школах и ставить на сцене классические произведения (тем более такое хрестоматийное как «Евгений Онегин» А. Пушкина) в стране фактического двуязычия следует, считаю, на языке оригинала. Ибо перевод в основе своей и филологическая интерпретация — это, как любование розой через стекло: прекрасный цветок видишь, а аромата не чувствуешь... Аромата духовного, культурного, ментального...
       Случай в Соломенском районе отражает опасную  тенденцию.
      Сегодня присвоив себе право  власти над сценическим словом, «судьи» от культуры и их «титульные» последователи (но уже не со школьной нивы) завтра, глядишь, введут монополию на букварь, словарь, сцену как таковую...
      Интересно, а как бы прореагировали члены жюри на сценическую мизансцену в исполнении одиннадцатиклассников Пушки и Михайловой, возьми они за основу дневники Тараса Шевченко, написанные на русском языке?
      Им, наверное, невдомек, что язык искусства вообще, а театрального в частности — это язык единения, понимания, культуры, наконец, которая с принуждением и... унижением не имеет ничего общего. Ибо такая украинизация — прямой путь для культурной и духовной деградации. Тем более что славянская культура — в искусстве, науке, истории — имеет общие понятийные корни, веками закрепленные в сознании коды.
      Их можно, конечно, попытаться стереть, как со школьной доски письмена, возродив «валуевщину» приснопамятных времен.
      Валуевский циркуляр (1863 г.), напомним, запрещал печатать книги на украинском языке и выступать украинским театрам в Восточной Украине. В этом же ряду изуверский указ (1881 г.)  Александра III, в котором местная власть обязана была контролировать, в числе прочего, публичное исполнение разрешенных цензурой украинских песен.
     Так что соломенские последователи Александра III могут смело себя записывать в ряды апологетов идейного самодержавия. Чем «валуевщина» по-украински лучше той — царской, более чем столетней давности?
Николай ЗАКРЕВСКИЙ
Источник
Категория: Новости украинского языка | Просмотров: 2436 | Добавил: sveta | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Когда запрещают русский язык на Украине в пользу т.н. украинского - остается только удивляться действиям агентов подонка-ющенка. Общеизвестно, что т.н. украинский язык сформировался как простонародный говор хлопов и казаков в 16-17 веках. Не случайно, он до сих пор звучит для русского уха как неграмотный диалект русского языка. Это и понятно - диалект селянских бабушек. Аристократами на Украине всегда были только русские и поляки, а т.н. "украинцы" всегда были только холопами и казаками. Почитайте в качестве подтверждения у националиста Грушевского! В истории никогда не было понятия "украинский князь", "украинский дворянин" - это нонсенс, смех, потому что украинской аристократии никогда в истории не существовало. Не спорю, была казацкая старшина, гетманское окружение в шароварах, но какие это к черту аристократы - сами понимаете. Поэтому, сейчас читать о том, что запрещают русский язык в пользу диалекта - очень чудно, по меньшей мере! Да и глупо и неперспективно! Куда они сунутся без великого русского языка?
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5