Главная » 2010 » Апрель » 4 » Анатолий Вассерман в гостях у Максима Ковалевского и Лены Батиновой
19:51
Анатолий Вассерман в гостях у Максима Ковалевского и Лены Батиновой
ВассерманКОВАЛЕВСКИЙ: У нас сегодня в гостях Анатолий Вассерман, здравствуйте.

ВАССЕРМАН: Здравствуйте.

БАТИНОВА: Здравствуйте. Только что просто поговорили про ударение.

КОВАЛЕВСКИЙ: Правильно поставили ударение?

ВАССЕРМАН: Правильно.

КОВАЛЕВСКИЙ: Но ведь большинство россиян все равно говорят ВассермАн.

ВАССЕРМАН: Дело в том, что так уж вышло, что на протяжении большей части 18-го, всего 19-го и начала 20-го века основным иностранным языком в России был французский, где все ударения ставятся только на последний слог. Соответственно, именно тогда привыкли ставить его на последний слог во всех иностранных словах, не разбираясь, из какого языка они пришли. А на самом деле, в немецком языке ударение тяготеет к началу слова, собственно, во всех германских языках, включая английский. Поэтому все-таки ЛОндон, а не ЛондОн, как говорили на рубеже 19-20 веков. Поэтому ВАссерман и ПЕрельман на первый.

КОВАЛЕВСКИЙ: Если кто-то угадает три карты из тех, что вы вытащите из колоды, слушатель получает приз.

ВАССЕРМАН: Я надеюсь, прибивать ее к столу не потребуется?

КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, совсем нет.

ВАССЕРМАН: Знаете, кстати, зачем это делалось?

КОВАЛЕВСКИЙ: Чтобы кто-то не мог мухлевать.

ВАССЕРМАН: Именно так. В классической игре штос карты просто по очереди вынимались, так сказать, в пользу банкомета и в пользу игрока. И игрок заранее заказывал какую-то карту, вынимал ее из своей колоды, откладывал в сторонку, так, чтобы банкомет ее не видел. Банкомет поочередно вынимал карты - карта могла быть бита и дана. Бита - это значит, что ставка игрока убита и взята банкометом, дана – это значит, что ставка банкомета идет игроку, то есть, капитал игрока удваивается. Так вот, чтобы в сомнительных случаях, когда важность игры была весьма велика, чтобы не было у банкомета не то что соблазна, а технической возможности передернуть, то есть, выдернуть карту не сверху колоды, а откуда-то из середины, колоду банкомета после перетасовки прибивали к столу гвоздем, после этого игрок из своей колоды выбирал карту по своему усмотрению, и тогда банкомет начинал вынимать карты. То есть, в классическом штосе, естественно, вероятность победы обеих сторон строго равна. Таким образом, вероятность угадать три карты подряд для игрока - одна восьмая, это не так уж мало, и в принципе, можно себе позволить такой риск, если у вас есть на что прожить даже в случае проигрыша. Это Герман в «Пиковой даме», понадеявшись на то, что ему привиделось в нервном приступе после смерти графини, решил рискнуть всем, что у него было, и естественно, в конце концов, проиграл.

КОВАЛЕВСКИЙ: А кто-то еще сегодня играет в эту игру? Это вообще была популярная игра в свое время?

ВАССЕРМАН: Это была чрезвычайно популярная игра с конца 18 века. Ну, и практически где-то вскоре после смерти Пушкина популярность этой игры стала у нас понемногу спадать, и где-то к середине 19-го века, собственно, когда Гоголь писал своих «Игроков», там уже играли в значительно более сложную игру. То есть, где-то в районе появления гоголевской пьесы «Игроки» популярность штоса стала падать.

БАТИНОВА: Анатолий, а вы играете в какие-нибудь игры карточные, любите?

ВАССЕРМАН: В общем, нет. Когда-то в молодости, естественно, играл, но довольно быстро убедился, что это не самые интересные игры из тех, до которых я могу дотянуться.

БАТИНОВА: Потому что их можно просчитать?

ВАССЕРМАН: Нет, наоборот, именно потому, что в том же штосе просчитать вообще ничего невозможно. А, скажем, в бридже, там расчеты оказались выше уровня моего терпения. То есть, в принципе, полностью сосредоточившись на игре, я бы мог очень многое в ней просчитывать, но я тогда переставал получать от игры удовольствие, слишком уж много сил уходило на эту концентрацию.

КОВАЛЕВСКИЙ: Очень многие слушатели спрашивают вас о том, как можно развить ум? Карточные игры могут способствовать развитию ума?

ВАССЕРМАН: Вы знаете, насчет карточных не уверен. Даже самые сложные, такие как, скажем, покер или бридж, развивают, в основном, умение к сложным комбинаторным расчетам. То есть, это, в общем, чисто арифметика, это далеко не то, что мы понимаем обычно под умом.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушатели напоминают нам, вы приходили к нам год назад, может быть, даже чуть-чуть побольше, и нам с Романом рассказывали и слушателям нашим про глобальное потепление, что, на самом деле, это все выдумки. И слушатели пишут вам: «Спасибо вам большое за эту зиму, которая была в этом году, потому что мы убедились в том, что глобальное потепление - это все выдумки».

ВАССЕРМАН: Но главное, что в этом убедились не только мои слушатели. Как вы знаете, саммит в Копенгагене, задуманный именно для дальнейшего закрепления парниковой теории и для принятия дальнейших политических и экономических мер, вытекающих из этого блефа, саммит полностью провалился, не было принято никаких обязывающих решений. Это значит, что когда через пару лет срок действия Киотского протокола закончится, продлевать его, по-видимому, уже не будут, и таким образом, искусственное препятствие на пути промышленного развития большей части мира будет снято.

КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, получается, что Киотский протокол - это такая же фикция, как глобальное потепление?

ВАССЕРМАН: Ну, сам протокол - это не фикция. За этим протоколом стоят интересы, измеряемые триллионами долларов. Поскольку целью этого протокола была остановка промышленного развития большей части мира и избавление развитых стран от потенциальной конкуренции.

Россия включая УкраинуБАТИНОВА: Скажите, пожалуйста, вышла же ваша новая книга?

ВАССЕРМАН: Да, вот даже я ее с собой принес. Книга первоначально, по авторскому замыслу, называлась «Украина и остальная Россия», поскольку речь здесь идет, в основном, об Украине, но Украина рассматривается, естественно, как неотъемлемая часть России, одна из самых ярких красок русской радуги. Но издательство решило, что лучше меня знает, о чем я пишу, и книга теперь называется «Россия, включая Украину. Единство или гибель».

КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, а на ваш взгляд? Единство или гибель?

ВАССЕРМАН: Нет, насчет единства или гибели я, действительно, в книге говорю довольно много. Существуют вполне четкие экономические закономерности, вследствие которых, если не будет в ближайшие годы создано единое экономическое пространство, включающее, по меньшей мере, Белоруссию, Казахстан, Россию и Украину, то сколько-нибудь наукоемкая промышленность у нас умрет. Ну, собственно, она в нынешней конфигурации страны в любом случае обречена на смерть, а кризис эту смерть ускорит. Соответственно, уже сейчас умирают у нас наука и образование, поскольку те, кто отвечает за их финансирование, прекрасно понимают, что в стране, лишенной высокоразвитой промышленности, ни наука, ни образование не нужны. Соответственно, единственный для нас шанс добиться, чтобы новые поколения были не глупее нас, это воссоединение.

БАТИНОВА: Вы неоднократно в этой книге говорите о том, что украинский язык - диалект русского?

ВАССЕРМАН: Да, я так говорю.

БАТИНОВА: Почему вы так убеждены, что это не самостоятельный язык?

ВАССЕРМАН: Ну, во-первых, процесс разработки украинского языка неплохо документирован, поскольку сама эта разработка началась менее полутора веков назад, так сказать, в письменную эпоху. Соответственно, интересны все мотивы, которые руководили авторами этого языка, известны все споры между ними. Как сказал руководитель шахматного клуба поселка Васюки, у меня все ходы записаны. Ну, а главное, если рассмотреть синтаксис украинского и белорусского языков, это подмножество синтаксиса русского литературного языка. Дело в том, что создать новый словарь можно довольно быстро, это работа, в общем, чисто техническая. А вот создать новый синтаксис – работа существенно более творческая, удается она очень немногим, и, собственно, более-менее полноценный новый синтаксис за последние полтора века разработал, кажется, только Людвиг Маркович Заменгоф для языка эсперанто. Предыдущая подобная же попытка в языке волапюк оказалась неудачной, создан Шлеером синтаксис был.

КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, а эсперанто удачный, если он так и не прижился?

ВАССЕРМАН: Эсперанто, на самом деле, прижился, как говорится, широко известен в узких кругах. То есть, действительно свободно владеет языком эсперанто всего несколько десятков миллионов человек во всех мире. Но они распределены по всему миру довольно равномерно. То есть, в принципе, человек, владеющий эсперанто, может найти себе собеседника повсеместно. Кстати, ежегодно издается справочник Всемирной эсперанто-ассоциации, где указаны координаты представителей этой ассоциации во всем мире. Так что эсперантист без собеседника не останется.

БАТИНОВА: А вы знаете язык эсперанто?

ВАССЕРМАН: К сожалению, я в свое время оказался слишком ленив, чтобы набрать сколько-нибудь заметную языковую практику. Так что сейчас реально я могу только читать со словарем.

КОВАЛЕВСКИЙ: Анатолий, я понимаю, конечно, что десятки миллионов человек - это такая внушительная цифра, но все равно этого языка нет, все равно все пользуются немецким, французским, английским, испанским? Зачем он нужен тогда? Зачем его поддерживать?

ВАССЕРМАН: Хотя бы затем, что использование любого национального языка в качестве международного дает соответствующей стране колоссальное преимущество, так же, как использование какой-нибудь национальной валюты в качестве международной, дает этой стране колоссальное преимущество. Вспомните, как процветала Великобритания, пока фунт стерлингов был признанной международной валютой. Кстати, сделали его международной валютой в свое время нидерландские купцы, именно они финансировали работу сэра Айзека Ньютона по перечеканке монет с сохранением номинала, потому что нидерландским купцам была нужна твердая валюта, обеспечивающая им удобную возможность торговли по всему миру, а использовать свою валюту в качестве национальной они не хотели, зная за своими руководителями изрядную склонность к порче монеты. Поэтому они избрали нейтрального посредника и в тактическом плане очень много выиграли, а в стратегическом проиграли, потому что, когда фунт стал всемирной валютой, это, в конечном счете, перевело под контроль Великобритании большую часть делового оборота, в том числе и оборота самих нидерландских купцов. И в результате Нидерланды утратили статус главной торговой державы мира, а Великобритания его обрела. Примерно то же самое происходило уже буквально на нашей памяти, когда фунт стерлингов уступил роль всемирной валюты доллару. И Америка поднялась, в общем-то, не в последнюю очередь потому, что может контролировать всю мировую торговлю. Так вот с языками картина, наверное, та же самая. И поскольку язык в большей степени поддается общественному контролю, чем деньги, вряд ли какая-нибудь достаточно крупная страна согласится на использование языка другой страны в качестве общемирового. И этому будет всегда множество организационных и политических препятствий. Поэтому на роль единого общемирового языка значительно удобнее использовать язык, искусственно разработанный.

КОВАЛЕВСКИЙ: А почему тогда его не изучают в школах, в высших учебных заведениях?

ВАССЕРМАН: Ну, в 1920-е годы изучали, а потом, что называется, с водой выплеснули и ребенка. Скажем, в Советском Союзе идея изучения эсперанто в школах продвигалась, как часть концепции мировой революции, и когда от этой концепции окончательно отказались, с водой, как говорится, выплеснули ребенка, то есть, прекратили и изучение эсперанто. И, более того, в конце 1930-х годов многие активисты эсперанто были арестованы по различным политическим подозрениям.

БАТИНОВА: Как шпионы?

ВАССЕРМАН: Примерно так. Не обязательно как шпионы, но обязательно как проводники чуждых влияний.

БАТИНОВА: Наши слушатели спрашивают у вас, а вас сегодня кто-нибудь разыграл, 1 апреля?

ВАССЕРМАН: Да, с самого утра разыграл Нурали Латыпов, который меня, собственно, и вытащил в Москву в 1995 году и с которым мы с тех пор постоянно сотрудничаем. Он, естественно, меня знает и знает, чему я могу поверить.

КОВАЛЕВСКИЙ: А как он вас разыграл? Или не хотите рассказывать?

ВАССЕРМАН: Ну, скажем так, по ходу розыгрыша упоминались третьи лица, поэтому…

КОВАЛЕВСКИЙ: Понятно. Андержанов пишет нам на форум, он пишет, что вы пришли без своего "бронежилета". На самом деле, ничего подобного, вы пришли, жилет остался в коридоре.

ВАССЕРМАН: Жилет я оставил за пределами студии, поскольку жилет нужен для того, чтобы при мне было всегда все необходимое. Естественно, мне, в общем-то, все равно, находится ли он прямо на мне или в двух шагах от меня.

КОВАЛЕВСКИЙ: Я нашел в Интернете целую статью, посвященную вашему волшебному жилету. Называется история «Раскарманили». То есть, подробно описывается содержание всех ваших карманов.

ВАССЕРМАН: Да, да, эта статья вышла в январско-февральском номере журнала «Идея Икс» за 2009 год. Две части этой статьи уже выложены на сайте журнала, но, к сожалению, сам журнал сейчас вынужденно прекратил работу, поэтому и сайт пока не пополняется. Так что третья часть, посвященная описанию содержимого карманов моей куртки, пока доступна только в бумажном виде.

КОВАЛЕВСКИЙ: Вы знаете, я подробно изучил содержание карманов вашей жилетки и понял, что лежит в ваших карманах. У меня, единственное, возникли вопросы, зачем оно там лежит? Ну, вот, например, понятно, что вы носите несколько паспортов с собой, хотя непонятно, зачем вам носить с собой заграничный паспорт гражданина Украины, например? Или вы предполагаете, что в любой момент вы можете сорваться и махнуть в Одессу?

ВАССЕРМАН: Ну, в Одессу я езжу по внутреннему паспорту. Но, допустим, в моем загранпаспорте есть израильская виза, действительная до конца срока действия паспорта, правда, пока у меня не было повода ею воспользоваться. Большой турнир в Эйлате, ради которого, собственно, я эту визу и оформлял, совпал по времени с очередным чемпионатом Украины по «Своей игре», и я предпочел поехать на чемпионат.

КОВАЛЕВСКИЙ: Причем, в этой статье забавно написано – верхний этаж, средний этаж, нижний этаж, нижний слева, нижний справа. Огромное количество ручек, карандашей и фломастеров у вас в карманах. Зачем?

ВАССЕРМАН: Это привычка, оставшаяся от предыдущей моей работы. Я 15 лет был системным программистом. В этой работе приходится значительно больше читать чужих программ, чем писать своих. Причем, как правило, читать приходится не исходные тексты, а тексты, восстановленные из двоичного кода, они дико запутаны, понять логику с первого взгляда невозможно, поэтому я себе выработал прием – отслеживая какую-нибудь логическую ветку, одновременно отмечал ее линией на полях. Когда ветка продолжалась с другого места программы, соответственно, с этого же места продолжал линию. Очертив ветку до конца, брал ручку другого цвета и следующую ветку размечал им. К концу чтения всего текста, на полях уже были прорисованы общие контуры логической структуры, от которых можно двигаться дальше. Работу поменял, а привычка держать под рукой вот такую батарею разнообразных ручек и карандашей осталась.

БАТИНОВА: Слушатели спрашивают, а играете ли вы в компьютерные игры, какие любите больше всего?

ВАССЕРМАН: Когда-то было время, очень ими увлекался, даже такими чисто текстовыми, которые были до эпохи персоналок. Но постепенно увлечение сошло на нет. Правда, сейчас у меня на компьютере постоянно открыт пасьянс «Свободная ячейка», который хорош двумя пунктами. Первый, что он не слишком затягивает, то есть, можно, когда хочется передохнуть, несколько минут подвигать карты, а потом в любой момент спокойно вернуться к работе. И второе – все конфигурации этого пасьянса, заложенные в компьютер, гарантированно сходятся, поэтому можно быть спокойным – разочарования не будет.

БАТИНОВА: «А вы любите путешествовать?», - Россохин Максим спрашивает.

ВАССЕРМАН: Когда-то очень любил, но сейчас мне вполне хватает поездок на различные турниры. А в последнее время прибавились еще поездки по приглашениям. Вот недавно был в Красноярске на традиционном ежегодном студенческом мероприятии «IQ-бал». Это бал, куда приглашаются самые успевающие по разным дисциплинам студенты.

БАТИНОВА: Он только местного масштаба или со всей страны приезжают?

ВАССЕРМАН: Нет, это чисто краевое мероприятие, традиционное. Оно уже лет 10 проводится, мне очень понравилось. К сожалению, не так уж часто удается увидеть столько умных лиц, собранных в одном месте.

БАТИНОВА: А девушки есть красивые?

ВАССЕРМАН: Есть. На следующей неделе, если не случится ничего непредвиденного, съезжу в Воронеж. Тамошние молодежные активисты пригласили выступить с лекцией. Правда, чаще всего на подобных лекциях я сам в режиме монолога говорю сравнительно немного, где-то порядка получаса, а потом часа два-три отвечаю на вопросы, возникшие у слушателей в связи с моими словами. Вот такие поездки в последнее время тоже встречаются. Тем более что обходятся они организаторам недорого, больших гонораров я не беру, так что, пожалуй, больше они тратят чисто на сам мой проезд. Ну, главными поездками все-таки остаются турниры. Вот в прошедшие выходные был в Твери, там был турнир по интеллектуальным играм, я ездил в составе команды «Немчиновка». Скажем, первые выходные марта провел в Житомире на второй половине чемпионата Украины по спортивному «Что, где, когда?».

КОВАЛЕВСКИЙ: А спортивный - это что значит?

ВАССЕРМАН: Это значит, что команды соревнуются не с авторами вопросов, а друг с другом, все одновременно письменно отвечают на одни и те же вопросы. У кого больше правильных ответов, те сильнее.

БАТИНОВА: Наши слушатели спрашивают, есть ли у вас ученики, можно ли стать вашим учеником?

ВАССЕРМАН: Нет, учеников у меня нет, поскольку я, в общем-то, плохой учитель. Причем плохой сразу по двум причинам. Во-первых, учительская работа многолетняя и регулярная, а я, в общем, человек штурма, я очень охотно напрягаюсь, когда это ненадолго, но совершенно не способен работать регулярно и постоянно. Даже программы я писал, скорее, в режиме штурма. И вторая причина примерно та же, по которой хорошие спортсмены редко становятся хорошими тренерами. Хорошим спортсменом, как правило, становится человек, которому какие-то важные в данном виде спорта вещи даются сами собой. Соответственно, он может больше усилий тратить на освоение каких-то других вещей. Но это значит, что став тренером, он просто не может показать ученикам, как отрабатывать то, что у него получалось само собой. Мне довольно много в жизни далось без усилий, поэтому я плохой учитель.

БАТИНОВА: Слушайте, но вы, по крайней мере, самокритичны очень. А вы могли бы высчитать вероятность выигрыша в нашей колоде из 52 карт, причем мы не называем масть, только называем цифру или номинал? Просто слушатели нам говорят, что это почти невозможно сделать. А мы убеждены, что это возможно, потому что у нас есть примеры.

ВАССЕРМАН: Посчитать, конечно, можно, но все-таки это лучше делать на бумаге, а не в уме.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушатели, возвращаясь к вашей жилетке, спрашивают, у вас там лежит калькулятор, фотоаппарат, диктофон, все по отдельности. Почему всему этому нельзя найти замену в виде одного удобного мобильного телефона, в котором все это уже есть?

ВАССЕРМАН: Ну, как вам сказать? Качество фотообъектива в телефоне все-таки заметно хуже, чем в специально заточенном аппарате. И, допустим, когда мне понадобилось сфотографировать маршрут моей любимой экскурсии по Одессе для сборника «10 экскурсий по Одессе», который запланировало харьковское издательство «Фолио», я фотографировал фотоаппаратом, а не телефоном, чтобы гарантировать приемлемое для полиграфии качество. Аналогично диктофон отдельный, конечно, таскать не очень охота, но, во-первых, с ним удобней все-таки работать, чем с телефоном, во-вторых, я могу, поставив его на запись, не отключать при этом телефон на случай, если мне позвонят.

КОВАЛЕВСКИЙ: Один мой очень близкий друг, он, кстати говоря, с вами вместе учился в Одессе в одном и том же высшем учебном заведении, так вот, он интеллектуал высшего порядка с энциклопедической памятью, знаниями...

БАТИНОВА: У нас слушатель Анатолий из Мурманска. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ВАССЕРМАН: Я очень рад, я надеюсь, что подарок, который вам приготовила радиостанция, вам понравится.

КОВАЛЕВСКИЙ: Так вот я начал рассказывать про своего товарища, он уникальный человек, с ним можно сидеть, пить чай, он все время что-то читает.

БАТИНОВА: Какой приятный собеседник.

КОВАЛЕВСКИЙ: Вплоть до того, что пьешь чай, он берет в руки коробку из-под печенья, там что-то читает внимательно и потом выдает трактат, что вот это голландское печенье, оказывается, в 1981 году эту фирму перекупила, и он может полчаса рассказывать про эту марку печенья. И мы всегда над ним издеваемся, что у него голова - помойка, потому что он в голове этой держит все, что нужно и все, что не нужно нормальному человеку. Как вы считаете, есть предел тому, что нужно держать в голове, а что нет.

ВАССЕРМАН: Ну, должен сказать, что в голове все удерживается само собой. В принципе, много раз проводили эксперименты, показывающие, что человек так или иначе фиксирует практически все, что когда-то с ним самим случилось или он просто узнал. И вопрос не в том, чтобы зафиксировать, сколько в том, чтобы вовремя вытащить. У вашего знакомого хорошо развита система ассоциаций, по которым вытаскивается вся информация, хоть как-то напоминающая о текущих делах. Умными считаются люди, которым удается быстро вытаскивать из памяти то, что относится к исполняемому ими в данный момент делу. Но, в принципе, память у нас у всех не ограничена, и именно поэтому память - это не ум. Память – это только сырье, которое ум должен использовать и перерабатывать.

БАТИНОВА: Вот Кедр спрашивает: «Анатолий, вам нравится ваш сегодняшний темп жизни?» Вы тоже, пока не начался эфир, говорили, что у вас много съемок, интервью, встреч.

ВАССЕРМАН: Вы знаете, честно вам скажу, уже не хватает времени на те дела, которые я сам считаю первоочередными, но, как говорится, кому много дано, с того много и спросится. И с меня действительно спрашивают очень много, пока я могу отвечать.

КОВАЛЕВСКИЙ: Как вы относитесь к фастфуду? Это из Москвы спрашивают.

ВАССЕРМАН: Очень хорошее дело, если им не злоупотреблять. Фастфуд не предназначен для того, чтобы им питаться регулярно. Эта система рассчитана, так сказать, на несчастные случаи, когда вы, например, из-за какого-то стечения обстоятельств мотаетесь весь день по городу и нет даже времени где-то сесть и поесть нормально. Естественно, в таких случаях вы забрасываете в себя что-нибудь высококалорийное, чтобы бензобак не опустел. Понятно, если питаться фастфудом регулярно, это обернется множеством осложнений, поскольку, естественно, в такой пище упор сделан на питательность, так сказать, текущую, а многие вещества, без которых можно обойтись день-другой, там, естественно, отсутствуют. Поэтому время от времени ставят эксперименты, где человек неделю-другую питается только фастфудом, естественно, последствия тяжелые. В норме пища должна быть разнообразной. Но, как подспорье на особые случаи, фастфуд дело полезное.

БАТИНОВА: Мэри Поппинс спрашивает: «А где вас можно встретить в реальной жизни? А то иногда так хочется умному человеку с умным поговорить». Вы знакомитесь с поклонниками?

ВАССЕРМАН: Они со мной знакомятся. В реальной жизни меня встретить довольно трудно, поскольку я выбираюсь из дома только по делам и для встреч с коллегами, а работаю, в основном, дома и иногда могу не высовываться из дома целую неделю.

КОВАЛЕВСКИЙ: Анатолий, мне бы очень хотелось от себя лично узнать, меня это очень волнует. Коротко, если получится у вас ответить. Вы верите в инопланетян? Я верю, поэтому мне хочется знать.

ВАССЕРМАН: Что значит верю? Я знаю, что они могут быть, что никакие законы науки не запрещают их существование, но я также знаю, что до сих пор не найдено никаких надежных свидетельств их визитов на землю. Более того, я знаю, что для того, чтобы посетить землю с другой планеты, требуется такой высокий уровень технического развития, что цивилизация, обладающая таким развитием, вполне способна замаскировать от нас все следы своих посещений.

КОВАЛЕВСКИЙ: Жалко, спасибо огромное.

БАТИНОВА: Спасибо вам большое, что вы нашли время, приехали к нам, и всего вам самого хорошего.

ВАССЕРМАН: И вам спасибо, что пригласили, и всех слушателей поздравляю с сегодняшним праздником.
 
Источник: Радио Маяк
 
Категория: Новости Эсперанто | Просмотров: 1627 | Добавил: Milneral | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 6
6  
А по этой ссылке вы можете выразить свою благодарность Анатолию Вассерману за его интервью:
http://awas1952.livejournal.com/232397.html
Я там уже оставил свою благодарность на эсперанто. biggrin
5  
КОВАЛЕВСКИЙ: А почему тогда его не изучают в школах, в высших учебных заведениях?
ВАССЕРМАН: Ну, в 1920-е годы изучали, а потом, что называется, с водой выплеснули и ребенка. Скажем, в Советском Союзе идея изучения эсперанто в школах продвигалась, как часть концепции мировой революции, и когда от этой концепции окончательно отказались, с водой, как говорится, выплеснули ребенка, то есть, прекратили и изучение эсперанто. И, более того, в конце 1930-х годов многие активисты эсперанто были арестованы по различным политическим подозрениям.
БАТИНОВА: Как шпионы?
ВАССЕРМАН: Примерно так. Не обязательно как шпионы, но обязательно как проводники чуждых влияний.

А здесь А. Вассерман говорит об истории изучения эсперанто. smile

4  
КОВАЛЕВСКИЙ: Анатолий, я понимаю, конечно, что десятки миллионов человек - это такая внушительная цифра, но все равно этого языка нет, все равно все пользуются немецким, французским, английским, испанским? Зачем он нужен тогда? Зачем его поддерживать?
ВАССЕРМАН: Хотя бы затем, что использование любого национального языка в качестве международного дает соответствующей стране колоссальное преимущество, так же, как использование какой-нибудь национальной валюты в качестве международной, дает этой стране колоссальное преимущество. Вспомните, как процветала Великобритания, пока фунт стерлингов был признанной международной валютой. Кстати, сделали его международной валютой в свое время нидерландские купцы, именно они финансировали работу сэра Айзека Ньютона по перечеканке монет с сохранением номинала, потому что нидерландским купцам была нужна твердая валюта, обеспечивающая им удобную возможность торговли по всему миру, а использовать свою валюту в качестве национальной они не хотели, зная за своими руководителями изрядную склонность к порче монеты. Поэтому они избрали нейтрального посредника и в тактическом плане очень много выиграли, а в стратегическом проиграли, потому что, когда фунт стал всемирной валютой, это, в конечном счете, перевело под контроль Великобритании большую часть делового оборота, в том числе и оборота самих нидерландских купцов. И в результате Нидерланды утратили статус главной торговой державы мира, а Великобритания его обрела. Примерно то же самое происходило уже буквально на нашей памяти, когда фунт стерлингов уступил роль всемирной валюты доллару. И Америка поднялась, в общем-то, не в последнюю очередь потому, что может контролировать всю мировую торговлю. Так вот с языками картина, наверное, та же самая. И поскольку язык в большей степени поддается общественному контролю, чем деньги, вряд ли какая-нибудь достаточно крупная страна согласится на использование языка другой страны в качестве общемирового. И этому будет всегда множество организационных и политических препятствий. Поэтому на роль единого общемирового языка значительно удобнее использовать язык, искусственно разработанный.

А здесь А. Вассерман объясняет: почему на роль общемирового языка больше годится эсперанто, а не английский. biggrin

3  
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, а эсперанто удачный, если он так и не прижился?
ВАССЕРМАН: Эсперанто, на самом деле, прижился, как говорится, широко известен в узких кругах. То есть, действительно свободно владеет языком эсперанто всего несколько десятков миллионов человек во всех мире. Но они распределены по всему миру довольно равномерно. То есть, в принципе, человек, владеющий эсперанто, может найти себе собеседника повсеместно. Кстати, ежегодно издается справочник Всемирной эсперанто-ассоциации, где указаны координаты представителей этой ассоциации во всем мире. Так что эсперантист без собеседника не останется.
БАТИНОВА: А вы знаете язык эсперанто?
ВАССЕРМАН: К сожалению, я в свое время оказался слишком ленив, чтобы набрать сколько-нибудь заметную языковую практику. Так что сейчас реально я могу только читать со словарем.

Вот: А. Вассерман говорит, что языком эсперанто в мире владеют несколько десятков миллионов человек. biggrin
А. Вассерман здесь прибедняется, что слабо владеет языком эсперанто. Ещё в 1992 он говорил на эсперанто очень даже прилично. smile
И вообще это интервью очень интересное и находится на высоком интеллектуальном уровне. Советую всем прочитать. biggrin

2  
ВАССЕРМАН: Ну, во-первых, процесс разработки украинского языка неплохо документирован, поскольку сама эта разработка началась менее полутора веков назад, так сказать, в письменную эпоху. Соответственно, интересны все мотивы, которые руководили авторами этого языка, известны все споры между ними. Как сказал руководитель шахматного клуба поселка Васюки, у меня все ходы записаны. Ну, а главное, если рассмотреть синтаксис украинского и белорусского языков, это подмножество синтаксиса русского литературного языка. Дело в том, что создать новый словарь можно довольно быстро, это работа, в общем, чисто техническая. А вот создать новый синтаксис – работа существенно более творческая, удается она очень немногим, и, собственно, более-менее полноценный новый синтаксис за последние полтора века разработал, кажется, только Людвиг Маркович Заменгоф для языка эсперанто. Предыдущая подобная же попытка в языке волапюк оказалась неудачной, создан Шлеером синтаксис был.

Вот здесь А. Вассерман пишет, что более-менее полноценный новый синтаксис за последние полтора века разработал, кажется, только Людвиг Маркович Заменгоф для языка эсперанто. А искусственный украинский язык создавался примерно в то же время, что и эсперанто. Искусственную лексику для украинского придумать удалось, а синтаксис в украинском языке остался из русского. sad

1  
ВАССЕРМАН: И вам спасибо, что пригласили, и всех слушателей поздравляю с сегодняшним праздником.
Интервью транслировалось 01.04.2010 biggrin
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5