Главная » 2008 » Март » 30 » "У языка есть чувство юмора"
18:07
"У языка есть чувство юмора"
Очередная попытка ввести русский язык в законодательное русло окончилась ничем. На днях Валентина Матвиенко отклонила принятый городским ЗакСом документ "О гарантиях права на изучение, развитие и использование русского языка в Санкт-Петербурге". Некоторые филологи считают вето градоначальницы оправданным. Другие выступают в пользу правового акта, регламентирующего родную речь.

В так и не вступившем в силу законопроекте "О гарантиях…" устанавливалась "юридическая, социальная и экономическая защита" русского языка. Следить за этой защитой должен был специальный совет, созданный при ЗакСе из "лиц, имеющих общепризнанный авторитет в области филологии русского языка". (Весьма корявое, по мнению лингвистов, выражение.) В документе содержались и запретительные нормы. Вывески с названиями улиц, населенных пунктов, учреждений разрешалось писать только на русском языке. В исключительных случаях (например, таблички на консульствах, офисах международных организаций) допускались иноязычные надписи, но обязательно с русским переводом.

Губернатор посчитала, что все регламенты по употреблению русского языка — дело федеральных органов власти. И вернула законопроект в Мариинский дворец без подписи.

— Чувство языка законами и запретами не воспитывается, — считает профессор филфака СПбГУ Людмила Зубова. — Никакой нормативный акт развития речи не остановит. Как бы ни были нам противны некоторые выражения. У языка есть чувство юмора. Он сам выберет самые яркие и выразительные слова.

Профессора ничуть не раздражают иностранные заимствования, проникшие в русский язык. Например, слово "спонсор" ей кажется "фонетически энергичным". К тому же на нашей родной почве "спонсор" приобрел неожиданный смысл — "богатенький содержатель молодых девушек". Точно так же в российском обиходе зарубежный "бизнес" вовсе не тождественен точному его переводу — "дело". Мало кому придет в голову повседневные дела, вроде стирки или мытья посуды, назвать "бизнесом". Гораздо опаснее иностранных заимствований, по мнению Людмилы Зубовой, канцеляризмы, проникающие в повседневную речь.

— Мы уже не вздрагиваем, услышав в разговоре словосочетание "лесной массив". А надо бы, — вздыхает профессор.

Поэт и переводчик Константин Азадовский тоже уверен, что запретительными мерами в языковой сфере ничего не добьешься:

— Депутаты, пытаясь установить всякие преграды и штрафы, сами употребляют крепкие выражения, в том числе ненормативную лексику. А между тем единственная сфера, где мат исключен категорически, — это именно государственные учреждения.

В том, что пока властные структуры далеки от речевого совершенства, Константин Азадовский убедился еще раз совсем недавно, общаясь с ГИБДД по поводу увезенного эвакуатором личного автомобиля.

Депутат трех созывов ЗакСа (теперь — советник председателя Совета федерации) Наталия Евдокимова считает, что ненормативную лексику нельзя допускать и на подмостки театра. Она призналась, что вынуждена была уйти с весьма престижного спектакля, едва актер, находящийся в образе, начал материться.

В том, что определенный регламент по использованию русского языка все-таки нужен, уверен психолог Александр Величко, занимающийся анализом коммерческой рекламы. Он напомнил, что до революции владельцы крупных зарубежных компаний, обосновываясь в Петербурге, всю свою рекламу переводили на русский язык. А теперь даже отечественные бизнесмены предпочитают иноязычные названия и лозунги. В результате "центр великого города превращается в какой-то заштатный район Сан-Франциско".

Аристократы как словарный фильтр

Александр Мелихов, писатель, заместитель главного редактора журнала "Нева":

— Вульгарного языка нет. Есть вульгарные чувства и образ мыслей. Все хорошо в свое время и на своем месте. Сантехник, уронивший на ногу монтировку, вряд ли воскликнет: "О, боги! Как же тяжело мое нынешнее положение". Он употребит совсем другое, значительно более краткое выражение. Но оно в данном случае будет вполне уместным. Но сильные выражения потому и сильные, что употребляются в определенных границах. Как нельзя пририсовать усы на портрете Рембрандта в Эрмитаже, так невозможен мат в приличном обществе. По идее, нужен аристократический слой с хорошим вкусом, который играл бы роль фильтра, разводящего слова по разным уровням. В наше время профессура в альянсе с законодателями, возможно, и смогли бы выполнить эту функцию. Хотя лично я особого оптимизма по этому поводу не испытываю.
Категория: Новости русского языка | Просмотров: 1178 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5