Главная » 2008 » Август » 30 » «Татарская музыка – это часть и мировой музыки».
15:36
«Татарская музыка – это часть и мировой музыки».
В Казань прибыла татарская певица из Австралии Зуля Камалова. Концерт известной исполнительницы стал событием в культурной жизни столицы Татарстана. Она – нечастый гость в наших краях, поклонниками ее творчества являются абсолютно разные по своим музыкальным предпочтениям люди. 30 августа певице предстоит выступить и на грандиозном фестивале «Сотворение мира». Сегодня в студии агентства «Татар-информ» Зуля Камалова ответила на вопросы журналистов и своих слушателей. Беседу вела журналист Ляйсан Абдуллина.

Прежде всего хочу сделать вам комплимент. Вчера я была в числе тех, кто посетил ваш концерт в клубе «Маяковский. Желтая кофта». Было очень приятно получить позитивные эмоции, почувствовать вашу энергетику. Как вы сами оцениваете это выступление?
З.К.: Было очень здорово. Публика была просто прекрасная, встречали нас прекрасно. Я ощутила подъем. Нам было очень приятно. В маленьких клубах иногда бывают проблемы со звуком, но это нормально. И, несмотря на то, что мы были немножко уставшими, тоже загорелись. Нам очень понравилось.

Во время концерта такое ощущение, что вы и ваша команда - единый организм. Расскажите, пожалуйста, о ваших музыкантах.
З.К.: Это группа, с которой я работаю почти пять лет. Это прекрасные ребята. Я могу сказать, что мне очень повезло с музыкантами. Им нравится все, что я делаю, несмотря на то, что все они австралийцы. Один из них по происхождению грек, тот, кто играет на аккордеоне – наполовину ирландец, наполовину немец. Но родились они в Австралии.

Прелесть живой музыки в том, что мы играем вместе и получаем от этого удовольствие. Это очевидная вещь, но многие этого не понимают…

А музыканты сразу принимают то, что вы предлагаете?
З.К.: Процесс у нас идет совместно. Кто-то приносит песни (обычно это я), и мы обсуждаем нашу работу. Нам это нравится. Я даю им много свободы, правда, не разрешаю играть много джаза (они сильные джазисты). Они знают, что мне нужно.

Вы – редкая гостья в Казани. Но в этот раз приехали, чтобы принять участие и в фестивале «Сотворение мира». Что вы думаете о нем?
З.К.: Это фестиваль очень необычный. Серьезный масштаб и уровень – это прекрасно, но замечательно также и то, он будет проходить в Казани. Я не знала, кто будет участвовать в фестивале, поэтому мне трудно было дать ему оценку, но потом сразу согласилась. Если у меня есть возможность поехать на родину – я всегда за. Я думаю, это большая честь, тем более, я одна, кто будет петь на татарском языке.

Вы часто бываете в России?
З.К.: Почти каждый год. Я приезжаю по разным поводам. Если у меня случается турне по Европе, тогда я обязательно приезжаю в Россию. Или, например, в прошлом году нас приглашали на большой фестиваль в Москве в честь священного месяца Рамазан. В связи с этим были концерты в Швеции и Финляндии.

После отъезда в Австралию вы мечтали вернуться в Россию, чтобы жить здесь и выступать?
З.К.: У меня была идея переехать куда-нибудь поближе к России, ведь с возрастом все сложнее становится переносить 30-часовой перелет. Это дорого и неудобно. Тем более, сейчас у меня ребенок. Правда, по этой же причине пришлось немного отложить эти мысли. У меня стареют родители, а мне хочется видеть их чаще, хочется, чтобы и дочь тоже чаще видела их. Поэтому раз в год – это, конечно, мало.

Вы давно уехали в Австралию?
З.К.: В 1991 году – 17 лет назад. Так давно… Но я все время приезжаю, стараюсь не терять связи. Конечно, мне уже сейчас немного трудно определиться, откуда я, но, думаю, время все расставит по своим местам.

Расскажите, пожалуйста, какой видится Австралия нашими глазами? Сколько человек в местной татарской диаспоре?
З.К.: Я приехала жить в маленький город, и увидела страну с позиции местных жителей. Я не осталась в диаспоре. Многие выбирают это – ведь так легче. Мне было сложнее, но мне это помогло. Большая диаспора в Аделаиде, у них есть своя школа. Там около 100 семей – это последнее, что я слышала.

На каком языке вы думаете?
З.К.: На английском и русском – это те языки, которыми я пользуюсь чаще всего.

А татарский для себя когда открыли?
З.К.: Я открыла его для себя заново, когда начала петь. А вообще я говорила на этом языке с бабушкой. Теперь мне приходится все вспоминать. Но мой папа очень любит поэзию, и когда я приезжаю на родину, я читаю эти книги.

Отличаются ли почитатели вашего творчества в Казани от фанатов из Австралии?
З.К.: Конечно, да. В Австралии больше любят музыку, а здешним поклонникам больше нравится то, что я пою на татарском языке.

Как зовут вашу дочь? Заметно ли, что любовь к музыке передалась и ей?
З.К.: Ее зовут Зифа. Насчет любви к музыке я пока не могу сказать. Я пела ей колыбельные. Вообще, она очень маленькая – ей всего 2 года и 4 месяца. Честно говоря, я не очень хочу для нее артистической жизни, но если что, поддержу ее.

Сейчас вы со своей дочерью на каком языке общаетесь?
З.К.: Я – на русском, а ее отец – на английском. Это для того, чтобы она могла говорить на двух языках. По-татарски с ней говорят мои родители, когда мы приезжаем к ним. Они чувствуют свою ответственность за то, чтобы она знала их родной язык. Я думаю, она бы с легкостью могла освоить еще один язык, просто нужно дать ей возможность это сделать.

Ваше творчество можно скорее ассоциировать с этнической музыкой? Или вы склонны согласиться с Артемием Троицким, который говорит о вашем творчестве как о новой высокоинтеллектуальной поп-музыке (татар-шансоне)?
З.К.: Артемий Троицкий был на одном нашем концерте в Москве очень давно. Может быть, он слышал и новую музыку, и теперь его мнение могло измениться.

А вообще, мне всегда сложно определить свою музыку. Всем хочется ярлыков, а я все время меняю направления. В этом есть этника, элементы французского шансона и еще много всего. Если кто-то придумает определение этому, я буду очень рада.

Расскажите, пожалуйста, о новом альбоме. Какие идеи и задумки вы хотите реализовать в нем?
З.К.: О новом альбоме я пока могу сказать очень мало, практически все время я провожу с ребенком. Мне нужна возможность сосредоточиться на музыке. Я думаю, она появится, когда дочка начнет ходить в садик.

Вы приехали в Казань с дочерью?
З.К.: Да. Она сейчас с моей сестрой. В Австралии ее оставить было не с кем, родители тоже уже в возрасте, но в Казань приехала сестра. Я не видела дочку четыре дня, очень соскучилась. Но в то же время я вспомнила то время, когда у меня не было детей, оказывается, это такая свобода! А вообще я очень счастлива как мама.

Что для вас татарская музыка?
З.К.: Я стала заниматься татарской музыкой, когда поняла, что я выросла с этим, и меня это трогает. Я ощущаю это на очень глубоком уровне, эта музыка – часть меня, и ни о какой другой музыке я так сказать не могу. Татарская музыка – это и часть мировой музыки. Я думаю, что вскоре опять вернусь к родному языку в своих песнях.

Материал подготовила Нина Нарыкова
http://www.tatar-inform.ru/news/2008/08/30/130200/
Категория: Интервью | Просмотров: 1100 | Добавил: sveta | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
5